?

Log in

1d66cdcd86


Алексею Баталову исполняется 85 лет. Обаятельный, интеллигентный, ироничный. Он родился в творческой семье, и по-другому его судьба, казалось, сложиться не могла.
– Алексей Владимирович, расскажите о своих родных. Как мы поняли, в трудные моменты они вас очень поддерживают.
– Конечно! Прежде всего моя жена! Мы живем с ней вместе уже почти пятьдесят лет. Как-то, когда праздновали какую-то дату, Гитанна сказала: «Мы с тобой потому так долго прожили вместе, что ты большую часть времени провел в гараже под своей машиной».
Мы живем очень мирно и понимаем друг друга, ведь оба – артисты. Мы как бы все время играем, нам не скучно друг с другом жить.
– Наша дочка – это, без преувеличения, феномен. Она полностью разрушает представление обывателя о больных ДЦП, о том, что их мир ограничен. Она сделала себя сама! Поступила во ВГИК. По ее сценарию был снят фильм, и она получила награду из рук Эльдара Рязанова. И сейчас она постоянно что-то пишет, все время у компьютера. Она очень много читает. И прекрасно разбирается в классической музыке.
Я могу с гордостью сказать, что моя дочь гораздо умнее меня, во многом меня превзошла.
– Конечно, это все было бы невозможно, если бы мы ею не занимались, наша дочка выросла в любви и заботе. Это очень важно. Сейчас я болел, долго лежал дома и использовал это время для общения с дочерью. Мы часто обсуждаем что-то и еще любим вместе закусывать, сидим чаевничаем. Это наше любимое времяпровождение.
Конечно, я волнуюсь, что с ней будет дальше! Ведь при всем сказанном нужна она только нам, родителям. Ей сейчас уже 42 года, и ее семья – это мы. А другой семьи, возможно, уже никогда и не будет. Поэтому я живу, тянусь к жизни и ради дочери тоже. И сколько смогу, пока дышу, буду о ней заботиться.
– Алексей Владимирович, как вы выстраиваете свои отношения с болезнями, которые вас одолевают в последние годы? Простите за такой вопрос, но не боитесь ли вы умереть?
– Действительно, в последние годы часто приходилось лежать в больницах. Сейчас вот три месяца ушло на воспаление легких. Но свои отношения с врачами и хворями я выстроил так. Я досконально соблюдаю предписания врачей, делаю все, что они говорят, я послушный пациент. И верю всегда в свое выздоровление. Я лучше лишний раз съезжу на процедуру, чем снова лягу в больницу. Для меня это самое страшное. Там абсолютно нечего делать. А смерти я не боюсь… Но о плохом, когда болею, никогда не думаю. Я вообще об этом решил не думать, это не имеет смысла. Тянусь к жизни, потому что еще что-то хочется сделать на этой земле, потому что родные люди меня любят. И вообще, потому что я люблю жить!
– А что вы хотите сделать? У вас есть какие-то проекты?
– Я еще не сбрасываю себя со счетов как режиссер, ведь в своей жизни я снял три фильма, а мог бы больше. И у меня лежит много сценариев, которые были написаны мною давно, но по ним можно и сейчас ставить фильмы. Но, во-первых, я не способен найти деньги на съемки, мне это незнакомо. Во-вторых, мне вообще непонятно, как строить работу с киностудиями, сейчас все изменилось… Поэтому пока ничего не снимаю, хоть и надеюсь. Мечтаю снять фильм и набрать актеров из своих студентов.
– В кино вы не снимаетесь уже тридцать лет, не скучаете по съемкам?
– Что касается кино, то я совершенно сознательно, когда мне исполнилось 60 лет, сказал себе, что хватит. Люди хотят видеть любимого артиста, а не развалину. И сразу же, как только перестал сниматься, меня пригласили преподавать во ВГИК, и я себя в этом нашел, это мне даже стало интересней, чем кино.
- В театрах всегда было много интриг. Представьте, я бы сейчас пришел актером в Театр Станиславского, а там труппа борется с худруком. Я бы тоже в этом погряз, только бы и слушал сплетни. Зачем мне это нужно?..

http://www.1tv.ru/news/culture/246541
http://sobesednik.ru/interview/tz_7_10_batalov/
http://izvestia.ru/news/284028
м-ефремов

- В детстве о карьере актёра я даже не думал — одно время очень увлекался математикой, потом полюбил историю, и до сих пор её люблю. Потом долгое время хотел стать таксистом. Наверное, это желание сформировалось, когда меня впервые отвели в таксопарк на экскурсию и, как любой мальчишка, я «заболел» автомобилями. Моторы, железки всякие, запах бензина произвели на меня огромное впечатление.

В одном из интервью вы сказали, что вся ваша жизнь — большой кризис. Что это значит?
— Это значит, что мне интересно жить. Что постоянно возникают ситуации, с которыми трудно справиться. Они раздражают, бесят, выводят из себя, но именно в них — жизнь. А иначе — стагнация, стабильность. Ску-ко-та! В жизни всё закономерно: чем больше ты преодолеваешь, тем больше ты счастлив. Чем больше отдаешь — тем больше получаешь. Я даже опыт проводил: давал большие чаевые официантам, в несколько раз больше, чем требуется, и через несколько дней мне поступали очень интересные в финансовом плане предложения.

— Вы, в отличие от многих других актёров, никогда не говорили о том, что ни за что не станете сниматься в сериалах.
— Может, я не такой чистоплюй, как некоторые мои коллеги. А может, у меня вкуса нет. Или же просто эти люди кривят душой, потому что сниматься в сериалах им просто никто не предлагает, вот они и оправдываются перед публикой: «Это пошло, это ширпотреб». Я отношусь к своей профессии как к работе. Нормальной, человеческой работе, позволяющей зарабатывать деньги и содержать семью. Вы можете себе представить учителя, который, посмотрев на класс с низкой успеваемостью, скажет: «Я отказываюсь учить этих детей, это не мой уровень»? Или токаря на заводе, который по личным эстетическим соображениям отойдёт от станка и откажется работать. Я не могу. И профессия актёра мало чем отличается от остальных
профессий. Я не хочу остаться без работы, поэтому отказаться от роли может меня заставить только очень веская причина или очень недостойный сценарий. И уж тем более сериалом меня не испугаешь. Знаете, я
уже вышел из того возраста, когда испытываешь терзания и сомнения относительно роли. Ты просто делаешь, что умеешь, и получаешь за это деньги. Я бы и в рекламу пошёл. Только не зовут, потому что образ у меня такой... Нерекламный.

http://www.rusactors.ru/interv/e/efremov_m1.shtml
http://interviewmg.ru/2136

"Я предпочитаю быть сам по себе. И желательно, чтобы меня никто не видел".

" Не все, что меняется, сразу видно. Когда сажаешь дерево, плоды не появляются в ту же секунду. Оно вначале должно вырасти. Но чтобы были плоды через сорок лет, нужно посадить его сейчас.

"Мне нравится, когда то, что я делаю, не является массовым достоянием".

"Такие книги существуют для того, чтобы их понимали".

"Я просто более экономно трачу свое время и свою энергию. Во всяком случае, мне так кажется. Я могу ошибаться".

"Мое сознание маленькое. Оно ограниченное, оно далеко не бесконечное. Та часть сознания, которую я могу использовать трех, четырехмерна, но не больше. Может быть, где-то внутри я владею всем комплексом, но я его не знаю. Поэтому, если я буду считать, что своим трехмерным сознанием понимаю бесконечномерный мир, который создал Бог, и, который является Богом, это клиника".

"Полная свобода от всего не означает полную свободу от самого себя. У меня есть масса пороков. Застенчивость главный из них".

"Невежественные люди готовы свое невежество проецировать вовне бесконечно".

"Любовь я понимаю, а секс совершенно нет. Мне было бы скучно. Я не стану целоваться с человеком, если я его не люблю".

"Меня постоянно мотает как маленький кораблик в шторм. И все потому, что я не умею формулировать свои желания. Поэтому они не все исполняются. У меня масса сложностей".

Интервью: http://raimandreams.livejournal.com/2465.html

1159505308